top of page

Томас Ханна. Соматика: возрождение контроля ума над движением, гибкостью и здоровьем


Фрагмент из книги Томаса Ханны, посвященный рефлексу "красного света".


Глава 8

Рефлекс «красного света»

Брюшные мышцы и реакция избегания

Удивительно, что единичный рефлекс, возникающий в нижних отделах головного мозга, может вызвать настолько много различных изменений, которые ассоциируются со старением. Это также очень поучительный факт, поскольку лучше раскрывает нам понимание сути этих изменений и помогает развенчать миф о старении.

Жены часто говорят: «Я должна растить троих детей, следить за хозяйством, обслуживать мужа. Неудивительно, что у меня появились морщины около глаз». Мужья говорят: «Если вы хотите знать, что это такое – обеспечить жену и троих детей, обеспечивать ведение хозяйства, то взгляните на морщины на моём лбу. Вот что проблемы делают с людьми». И мужья, и жены страдают от одного и того же древнего рефлекса.

Часто можно услышать и другие разговоры:

«У меня появляется шишка на шее сзади, как у моей пожилой тёти. И моя голова всё время наклонена вперёд. Выгляжу ужасно, совсем как старуха. Можете ли вы с этим хоть что-нибудь сделать?» Это проявление того же древнего рефлекса, исходящего из нижних отделов головного мозга.

«Помогите мне что-нибудь сделать с моими плечами. Жена говорит, что они ссутулены. Раньше у меня была такая широкая грудная клетка. А теперь это уже незаметно, она стала плоской». Это результат все той же реакции избегания, накопившейся с годами.

«Знаете, мне еще нет даже 60 лет, а я уже стою, наклонившись вперед. На днях я увидел свое отражение в витрине, мне показалось что я вижу пожилого человека, опирающегося на палку. И оказалось, что это – я!» Это тоже результат рефлекса «красного света».

«Я не могу больше нормально дышать. Я не могу нормально подниматься по лестнице даже на крыльцо, хотя раньше делал это с легкостью. Сейчас же я должен останавливаться каждую минуту, чтобы передохнуть. Что происходит со мной? Может быть, мои легкие сморщились?» Это все тот же рефлекс «красного света», настолько часто появляющийся и настолько хорошо знакомый нам, что он превращается в бессознательную привычку. И мы замечаем только его последствия.

«Раньше я был очень активным. Я мог пройти больше, чем кто-либо другой. Но сейчас что-то не так со мной. Теперь все у меня болит, особенно колени и бедра. Они болят даже по утрам, когда я встаю с постели». Это тоже проявление реакции избегания.

В течение многих десятилетий неврологи были как будто зачарованы этим рефлексом, который распространен во всем животном мире. Его иногда называют реакцией испуга, или реакцией бегства, т. к. он помогает животному избегать опасности или угрозы для жизни. Это примитивный рефлекс выживания. Этот рефлекс замыкается на уровне центральной нервной системе и передается при помощи «гигантских» нервных волокон, обеспечивающих быструю передачу импульсов. Это быстрая двигательная реакция, заложенная в программу даже простейших организмов, помогающая им выживать, быстро уходя от опасности.

Если вы дотрагиваетесь до морского анемона, то его маленькие щупальца быстро сокращаются, уходя от угрожающего прикосновения. Такую же реакцию демонстрирует обычный дождевой червь, когда касаются его поверхности. Надоедливая, но хитрая муха будет сидеть и досаждать вам, но сорвется с места и улетит, как только ваша рука приблизится к ней. Ее порог опасности очень высок. Рыба отреагирует тем, что молниеносно уплывет прочь, а лангуст – внезапным ударом хвоста.


Все млекопитающие обладают способностью к реакции избегания. Даже у сложноорганизованных животных этот рефлекс проявляется очень быстро и весьма эффективно. Особенно быстро реакция избегания протекает у наиболее сложноорганизованного существа – у человека. Например, если идущая по улице женщина слышит громкий и резкий выхлоп автомобиля, то происходит следующее. В течение 14 миллисекунд жевательные мышцы сокращаются, в течение следующих 20 миллисекунд сокращаются мышцы ее глаз и бровей. Но еще до того как ее глаза закрываются, ее плечевые и шейные (трапециевидные) мышцы получают на 25-й миллисекунде нервный импульс на сокращение. При этом плечи поднимаются, а голова наклоняется вперед. На 60-й миллисекунде ее руки сгибаются в локтях и ладони разворачиваются вниз. Дальнейшие нервные импульсы, направляясь вниз, вызывают сокращение брюшных мышц. Туловище наклоняется вперед, грудная клетка при этом опускается и происходит задержка дыхания. Немедленно после этого ее колени сгибаются и поворачиваются внутрь, то же происходит и в голеностопных суставах, наклоняя внутрь стопы ног. Мышцы промежности напрягаются, а пальцы ног приподнимаются вверх. Все это и составляет рефлекс «красного света», в основе которого – избегание опасности. Тело сгибается и сжимается, почти падая, и сворачивается, подобно младенцу в утробе матери.

Этот каскад нервных импульсов начинается в области лица, далее спускается на шею, затем распространяется на руки, туловище и, наконец, на ноги и пальцы ног. Почему этот процесс идет в направлении от головы сверху вниз? Потому что импульсы возникают в нижних отделах ствола головного мозга и раньше всего доходят до мышц головы. Для того чтобы достигнуть мышц, расположенных в других частях тела, требуется больше времени.

Эта реакция избегания, характерная как для человека, так и для всех представителей мира животных, возникает в примитивных отделах задней части мозга, в частности в сетчатоспинномозговом (ретикулоспинальном) тракте. Она зарождается в передней части Варолиева моста и медуллярном сетчатом образовании. Таким образом, механизм этого рефлекса находится под контролем переднего мозга, в котором берут начало сознательные, произвольные действия.

Реакция избегания является не только более примитивной, чем наши произвольные действия, она также и происходит гораздо быстрее, и возникает раньше, чем мы сознательно ее ощущаем и прежде чем мы можем ее подавить. Это наш примитивный защитник, работающий по принципу «вначале делаем, а потом думаем». Выживание требует немедленной реакции. Мы не можем позволить себе роскоши размышлять о том, в какой мере внезапная угроза действительно опасна.

По мере того как рефлекс «красного света» быстро распространяется от головы к ногам, он вызывает сокращения мышц именно в тех областях, которые были упомянуты в начале главы, в частности вызывая появление морщин в уголках глаз и на лбу, шишки на шее сзади и наклона головы вперёд, обвисших плеч и плоской грудной клетки, сутулости, боли в коленях и нехватку дыхания. Так как все эти изменения ассоциируются со старением, то вызывает удивление тот факт, что они могут быть вызваны единичным рефлексом из нижних отделов головного мозга.

Учитывая известные и хорошо изученные проявления реакции избегания, мы можем одновременно сделать два весьма важных замечания: 1) существуют специфические реакции нервно-мышечной системы на стрессы и 2) это и есть истинная причина соответствующих изменений, вызванных в нашем теле, которые ошибочно и уже привычно считаются результатом старения.

Нарушения функций, вызванные реакцией избегания

Рефлекс «красного света» является реакцией на негативные стрессы. Это защитная реакция на угрожающие ситуации. Сюда относятся и смутные предчувствия, и реальные тревоги, и явные опасности. Реакция избегания – это основная нервно-мышечная реакция на стресс. Точно так же синдром общей адаптации Г. Селье – это основная реакция наших желез. Подробное уточнение данной реакции – это защитная реакция на отрицательные стрессы.

Например, когда беспокойство провоцирует эту реакцию, то мышцы глаз и лба сокращаются. Кожа при этом сморщивается. Если мы беспокоимся в течение достаточно длительного периода, то кожа становится постоянно морщинистой.

Когда чувство тревоги заставляет шейные мышцы сокращаться, голова выдвигается вперед. Мышцы в нижней части шеи (вокруг седьмого шейного позвонка) сильно сжимаются, чтобы удерживать голову, как груз, в таком положении. Чем чаще это происходит, тем сильнее развиваются мышцы и жировая ткань вокруг седьмого шейного позвонка, образуя в этом месте нечто вроде шишки.

То же самое происходит и с плечами, задняя поверхность которых соединяется с шеей с помощью той же трапециевидной мышцы. Когда отрицательные ситуации вызывают у нас тревогу, плечи рефлекторно движутся вверх и вперед, округляя спину в области лопаток. Если человек беспокоится, то у него обязательно сокращаются мышцы плечевого пояса. Невозможно сказать: «О, горе!», не поднимая плеч. Вот почему у людей, которые хронически беспокоятся, часто отмечается хроническая болезненность в области шеи и плеч. Если тревожные настроения в течение длительного времени охватывают человека в молодом возрасте, то уже в юности у него развивается сутулость. По степени опускания плеч и выраженности сокращения мышц шеи можно судить о силе и длительности симптомов тревоги и беспокойства у ребенка. Среди подростков, у которых эти настроения встречаются очень часто, сутулость также широко распространена.

Таким образом, не «возраст» вызывает эти изменения в теле, а негативные стрессы. Чем сильнее они выражены и чем дольше длятся, тем больше проявляется воздействие рефлекса «красного света». Не «возраст» вызывает сутулость и поверхностное дыхание. Они вызваны накоплением реакций на негативные стрессы. Есть очень много факторов, вызывающих стрессы. К ним относятся и такие повседневные факторы, как необходимость заботиться о семье и детях, оплачивать налоги и счета, решать другие многочисленные проблемы. Все это может привести к тому, что мы начинаем старо выглядеть, становимся сутулыми, не можем подниматься по лестнице без одышки и учащенного сердцебиения и т. д.

Сутулость и поверхностное дыхание обычно сочетаются. И то, и другое вызывается сокращением брюшных мышц. Прямая мышца живота – это длинный и мощный пучок мышечных волокон, который тянется от лобковой кости до грудной клетки, покрывая всю переднюю часть живота и большую часть груди ниже сосков. Когда она сокращается, верхняя часть грудной клетки тянется вперед и вниз, а лобковая кость – подтягивается вперед и вверх. Туловище таким образом сгибается вперед, как у плода во чреве матери.

Сокращение брюшных мышц не только сдавливает грудную клетку; оно сдавливает и все содержимое брюшной полости, сжимая внутренние органы. Это значит, что когда диафрагма, расположенная между грудной клеткой и брюшной полостью, сокращается во время вдоха и перемещается вниз в направлении брюшной полости, дыхание внезапно прерывается. Движение диафрагмы, похожее на действие насоса, необходимо для создания разрежения в грудной полости, чтобы в легкие поступил воздух. Но если подвергаемые давлению внутренние органы мешают этому движению вниз, то разрежение не создается и появляется недостаточность дыхания.

Когда мы начинаем понимать, каким образом сокращение мышц, вызываемое рефлексом «красного света», приводит к нарушению функций, то мы начинаем по-другому смотреть на некоторые болезни пожилого возраста. Сокращение грудных мышц не только вызывает поверхностное дыхание, но оно также создает и другие проблемы. Давление на внутренние органы нарушает все их функции. Например, когда поднимается давление жидкости в мочевом пузыре, мочеиспускательный канал автоматически сокращается и возникает позыв к мочеиспусканию. Но если брюшные мышцы сокращены, то они вызывают сжатие мочевого пузыря. Давление в нем увеличивается, и при этом создается ложное ощущение наполненности мочевого пузыря. Частое мочеиспускание – типичная жалоба пожилых людей. Обычно она является результатом рефлекса «красного света», ставшего привычным. То же сокращение брюшных мышц нарушает пищеварение и дефекацию. Запор и хроническое сокращение мышц живота также часто сочетаются.

Имеются и вторичные результаты реакции избегания. Если не понять их механизм и не разобраться в том, каким образом реакция избегания вызывает нарушение функции дыхательной и пищеварительной систем, то можно прийти к ошибочному выводу, что это – обычная медицинская проблема, связанная с дегенеративными изменениями внутренних органов. Однако часто причина кроется в ином. Вот почему нарушения могут исчезнуть, если научиться управлять нервно-мышечным рефлексом, который их вызывает.

Боли в ногах, в частности в коленях, типичны для пожилых людей. Тщательное наблюдение показало, что они начинали ходить со слегка согнутыми коленями. Таким образом, способность полностью прямой ноги удерживать статическую нагрузку, вызванную весом тела, утрачивалась. Мышцы бедра при этом находились в постоянной работе и как следствие – в состоянии хронического утомления и потому становились болезненными. Кроме того, в области, расположенной под надколенником (коленной чашечкой) и позади коленного сустава, т. е. там, где крепятся сухожилия крупных мышц, возникает болезненность, а иногда может развиться воспалительный процесс. Хирургическое вмешательство, производимое в этих случаях с применением артроскопии, как правило, оказывается безуспешным. Успех в этих случаях может быть достигнут лишь путем преодоления рефлекса «красного света». Только тогда функция нижних конечностей полностью восстанавливается и человек снова может ходить, перенося вес на полностью выпрямленные ноги.

Можно привести и много других примеров нарушения функции. Все они возникают по причине сокращения различных групп мышц, вызванного реакцией избегания и ставшего привычным. Эти нарушения функций не являются заболеваниями, типичными для общепринятой медицины. Их нужно рассматривать в качестве болезней адаптации, согласно терминологии Г. Селье. Я полностью согласен с Г. Селье. Этих заболеваний не было бы, если бы у людей была способность приспосабливаться к стрессам при помощи разумного использования соматических упражнений. В этом случае наши мышцы смогли бы вырваться из-под контроля нижних отделов головного мозга и вернуться под контроль коры больших полушарий. Тогда вернулась бы способность произвольно управлять этими мышцами.

Каким образом реакция избегания становится привычной для нашего тела

Привыкание – это простейшая форма обучения. Оно возникает благодаря постоянному повторению реакции. Когда реакция возникает снова и снова, то происходит своего рода «обучение» на бессознательном уровне. Привыкание – это медленный непрерывный процесс адаптации, который постепенно внедряется в функциональные паттерны центральной нервной системы.

Когда вы видите человека с одним или несколькими видами нарушения осанки, характерными для реакции избегания, знайте, что вы лицезреете ту осанку, которая благодаря привыканию «отпечаталась» в его нервно-мышечной системе. Человек, который стоит, сутулясь, как пожилой, попросту привык к этому. Здесь нет ни срыва, ни дегенерации каких-либо структур. Напротив, эти изменения вызваны привычками адаптации нервно-мышечной системы. Очень важно понять это. Если у человека действительно нарушены какие-либо структуры, а не функции, то мы мало что можем для него сделать. Мы можем лишь предложить ему палку или какую-нибудь форму опоры. Но если человек сутулится и страдает от множества болезней, напрямую связанных с его сутулостью, то это дурная привычка, которая выработалась в результате постоянного повторения определенных рефлексов. И эта дурная привычка может быть устранена. Можно вновь обучить такого человека произвольно управлять своими мышцами, ведь раньше он обладал этими навыками, но потом разучился и утратил их.

Большое количество научных исследований было посвящено вопросу о привыкании млекопитающих к реакции избегания. Центральная нервная система у всех млекопитающих, включая людей, построена по одному и тому же принципу, что делает эти исследования очень показательными. Результаты их демонстрируют, каким образом рефлекс «красного света» накладывает отпечаток на осанку человека.

Млекопитающие очень отличаются от других животных тем, как работает их рефлекс испуга. У низших животных рефлексы протекают по принципу «всё или ничего», без каких-либо градаций или оттенков. У людей и других млекопитающих рефлекс испуга имеет различные уровни ответных реакций – от низких до очень высоких. Этот широкий диапазон реакций может быть изучен и откалиброван путем измерения степени мышечного сокращения, происходящего во время испуга. Они зависят от ряда факторов, характерных для человеческого организма. Прежде всего, степень выраженности реакций зависит от тех отделов головного мозга, которые лежат выше его ствола и могут изменять первоначальную реакцию. Первый из факторов, вступающих в действие, – это ожидание. Описанию этого фактора в данной книге посвящена целая глава, ведь он довольно важен. Ожидание может либо ослабить, либо усилить реакцию избегания. Например, у лабораторных животных, испытывающих страх перед наступающей опасностью, реакция испуга на отрицательные внешние воздействия резко обостряется по сравнению с тем, когда они не находятся в ожидании негативного воздействия.

Это явление широко известно среди людей. Если детям рассказывают страшную историю, напряжение нарастает и в этот момент кто-то издает за их спиной резкий звук, то они от испуга могут выскочить из штанов. Все театральные режиссеры и кинорежиссеры хорошо знают, как создать эффект тревожного ожидания в ходе представления или фильма, чтобы сильнее испугать публику. У зрителей после такого нагнетания эмоций и внезапного апогея отмечается сокращение мышц. Люди в таких случаях непроизвольно вскрикивают, ведь рефлекс избегания (сгибательный рефлекс) непроизвольно сокращает мышцы живота, выталкивая воздух из легких.

В противоположность этому рефлексу испуга, протекающему высокоактивно, у людей также могут возникать менее активные реакции. Такие реакции можно распознать только с помощью специальных аппаратов, измеряющих электрическую активность мышцы при сокращении (электромиограмма – ЭМГ). Заслуживают интереса научные работы, выполненные в Канаде, которые при помощи ЭМГ показали, что у людей, решающих трудные задачи, напряжение, определяемое с помощью электромиографии, возрастает при страхе неудачи. Когда задача решена, то электромиографические показатели возвращаются к нормальному уровню. По данным одного из экспериментов, электромиографические показатели были получены при исследовании мышц лба, очень чувствительных к рефлексу «красного света». В это время испытуемым рассказывали захватывающую детективную историю. По ходу рассказа напряжение мышц возрастало, что дало исследователям данные о том, что чувство тревоги напрямую связано с мышечным напряжением. После того как сюжет достигал кульминации и в опасной ситуации наступала развязка, постепенно нараставшее напряжение уменьшалось, возвращаясь к первоначальному уровню.

Следует, однако, отметить некоторые важные исключения. Если историю внезапно прерывали на середине, то развившееся в мышцах напряжение сохранялось даже в течение нескольких часов. Канадские исследователи пришли к выводу, что такая реакция присуща всем людям. Напряжение, возникающее при выполнении трудной задачи и сопровождающееся страхом неудачи, не уменьшается после выполнения задачи, если у человека нет ощущения, что задача выполнена. Такая реакция может остаться незамеченной. Если же в конце опыта экспериментатор хвалил испытуемого за его успех, то напряжение в мышцах падало. Однако если экспериментатор критиковал испытуемого, то напряжение сохранялось. Его называют остаточным напряжением.

В соответствии с результатами исследований, выполненных канадскими учеными, стало ясно, что нервно-мышечная система человека обладает способностью адаптироваться к более высокому уровню напряжения в мышцах при реакции избегания. Очевидно, что если чувство напряжения и страха существовало раньше, то реакция испуга возникает быстрее. В одном из опытов пациентов, находившихся в состоянии сильной тревоги, сравнивали с людьми, находившимися в нормальном состоянии, на предмет рефлекса испуга. И тех, и других подвергали внезапному воздействию громкого звука. Электромиография показала, что еще до начала эксперимента мышцы пациентов, испытывающих тревогу, были сокращены больше, чем мышцы спокойных людей из контрольной группы. Сразу же после воздействия сильного звука значительные различия в реакции между сравниваемыми группами не прослеживались. Такие различия появлялись позже. Мышцы людей, находившихся в нормальном состоянии, возвращались к первоначальному состоянию через полсекунды после резкого звукового сигнала. У людей, бывших в состоянии тревоги, мышечное напряжение не только оставалось, но и продолжало увеличиваться во время этого эксперимента.

К сожалению, жить в развитом обществе – значит жить в обществе, изобилующем негативными стрессами. Тревога и беспокойство господствуют в индустриальном обществе. Каждый сталкивается с волнующими нерешенными проблемами. Каждый живет, испытывая страхи, сменяющиеся новыми. Каждый испытывает тревогу – за жизнь, за семью, за материальное благополучие, за свое положение в обществе, за безопасность жилища, за личную безопасность на улице, за безопасность страны, за безопасность человечества в целом. Наша работа, наши клиенты, банки, кредитные компании, налоговая инспекция, а также газеты, телевизионные новости – все они служат источниками нашей тревоги и беспокойства. Наши опасения постепенно накапливаются, накладываясь друг на друга и постоянно усиливая привычное сокращение мышц в области челюстей, глаз, бровей, шеи, плеч, рук, груди, живота и ног.

Сокращение брюшных мышц вызывает и две другие проблемы, лежащие между традиционными психологическими и физиологическими заболеваниям